Главная > Пресс-релиз
Зарождение нового китайского среднего класса

2008-09-30

Эрик Ван входит в кафе "Старбакс", которое находится неподалеку от его офиса в деловом квартале Пекина. На нем - темно-синий костюм с золотистым галстуком. Эрик делает заказ, и когда официант приносит чашку "каппучино", не спеша делает глоток.

"Между моей жизнью и жизнью моих родителей - огромный контраст",-- говорит Эрик, дипломированный финансист компании "Прайс Уотер Хаус" с большим жизненным опытом.

Эрик Ван родился в крестьянской семье в восточно-китайской провинции Чжэцзян. Его родители - обычные крестьяне, которые зарабатывают на жизнь выращивая рис и ловя рыбу в озере Тайху. Во время летних каникул Эрик все время помогал родителям по хозяйству, именно из-за этого его руки и лицо на всю жизнь остались огрубевшими.

Благодаря усердной учебе и отличной успеваемости Эрик сумел поступить в Пекинский университет внешней торговли и экономики. Оказавшись в столице, очарованный пекинскими небоскребами, Эрик сразу же понял, что он никогда отсюда не уедет.

Сейчас ему 29 лет, и он зарабатывает более 200 тыс юаней в год (29 тыс долларов США), работая для компаний которые осуществляют первый выпуск акций на фондовой бирже.

Учитывая то, что среднегодовой доход на душу населения в Китае в 2007 г. составлял 2042 доллара США, Эрик зарабатывет большие деньги. Но он просит не упоминать его китайское имя, так как говорить о своем заработке в Китае является признаком дурного тона.

В то же время, родители Эрика продолжают жить так же, как десятилетия до этого. Они знают, что сын работает в иностранной фирме, но то, как он зарабатывает деньги для них остается загадкой.

Ван живет со своей девушкой в двухкомнатной квартире, купленной два года назад. Через три года он закончит выплату кредита. Следующей покупкой должен стать произведенный в Китае Форд Мондео, стоимостью 200 тыс юаней.

"Мне, конечно, повезло, но я знаю массу людей с похожими историями. Это тенденция", -- признается Ван.

В Пекине, Шанхае, Гуанчжоу и в других крупных городах Эрик Ван и ему подобные состаляют целую группу людей. Группу, появление которой стало возможным после экономического бума, начавшегося три десятилетия назад.

Тридцать лет назад, родители Вана жили в народной коммуне, где все имущество на общих правах принадлежало членам коммуны. Рабочие жили на полном соцобеспечении. Интеллигенция, включая университетских преподавателей, также была вовлечена в различные организации. Социалистическая система не оставила никого за бортом.

Ситуация изменилась после того, как в Китае началась реализация политики реформ и открытости миру в 1978 году, когда национальный лидер Китая Дэн Сяопин и его сторонники решили положить конец классовой борьбе и сконцентрироваться на экономическом развитии.

Чжан Ваньли, сотрудник Института социологии при Академии общественных наук Китая (АОНК), отмечает, что до 1978 года в Китае было три класса - рабочие, крестьяне и интеллигенция. Частный бизнес был строго запрещен. Крестьянин, который продавал яйца на сельском "черном" рынке, объявлялся "капиталистом" и наказывался.

Начиная с 1978 года, ограничения постепенно были сняты. Люди смогли основывать частные предприятия и нанимать работников. Затем в страну начал приходить иностранный капитал. Благодаря притоку средств, торговый, финансовый и обслуживающий сектор получили бурное развитие. Создавались новые рабочие места, в Китае появились т.н. "белые воротнички" - менеджеры частных и иностранных компаний. Начал развиваться малый и средний бизнес, а вместе с ним появилась потребность в различных специалистах, в т.ч. адвокатах и бухгалтерах.

После освобождения от старой системы, произведенные преобразования позволили достичь мобильности в достижении экономических интересов на растущем рынке.

"Они занимаются умственным трудом, используя свой культурный капитал и профессиональные навыки для зарабатывания средств к существованию",-- говорит Чжан о новом поколении.

Как бы то ни было, определение "среднего класса" оказалось весьма трудным. Многие люди полагают, что "средний класс" это стиль жизни. То есть обычная семья, принадлежащая к среднему классу должна иметь по крайней мере одну квартиру и одну машину, а также членство в гольф-клубе, и часто совершать путешествия за границу.

"У меня нет машины и я живу в квартире, построенной АОНК, но когда я брала интервью у одного миллионера, он сказал мне что я совершенно точно отношусь к среднему классу. Таким образом, социальный статус и профессия по сравнению с доходами играют большую роль для дефиниции класса, к которому ты принадлежишь", --признается Чжан.

В 2001 году, АОНК проводила общенациональный опрос, с целью выявить представителей среднего класса с точки зрения занимаемых ими профессий. Исследование показало, что средний класс, включая представителей "новых" профессий негосударственного сектора, а также госслужащих среднего ранга и средней интеллигенции, составляет 20 процентов населения страны.

В данном опросе, представители интеллектуальной элиты, чиновники, занимающие высокие государственные посты, миллиардеры и владельцы крупного частного бизнеса были причислены к высшим слоям населения, в то время как промышленные рабочие, работники в сфере торговли и услуг, крестьяне и безработные были отнесены к низшим слоям.

Несмотря на то, что количество представителей среднего класса за последние 7 лет увеличилось, Чжан утверждает, что их доля в общем количестве насления страны осталась прежней, в связи с тем что все больше и больше людей приезжают из сельской местности в города в поисках работы. Учитывая то, что в сельской местности проживает около 64 проц китайского населения, 20-процентная пропорция -- это действительно большая цифра.

В 2006 г. китайский еженедельник "Ляован"("Еженедельный обзор") опубликовал новые данные, в которых содержалась информация о том, что на составляющих 11, 5 проц населения страны работников негосударственного сектора и лица свободных профессий приходится почти треть государственных налогов и почти половина технических патентов.

"Если средний класс можно охарактеризовать суммой заработка - то я к нему принадлежу. Но на самом деле это не так - я всего лишь высокооплачиваемый специалист",-- признается Ван.

Китайский средний класс пытается найти свое место в уже установленной политической системе. Но как бы там ни было, в последние годы налицо рост политического статуса среднего класса - интеллектуалы открыто обсуждают вопросы внутренней политики в СМИ. Правительство и законодательные органы консультируют адквокатов и финансистов на предмет норм законодательства и права.Чжан указывает, что на 17-м съезде КПК в 2007 г. присутствовало больше частных предпринимателей и лиц свободных профессий.

В 2007 году был принят долгожданный Закон КНР о вещном праве, который определил легальный статус частных активов, предоставляя частным лицам равное с государством и коллективом право на собственность.

В конце 2007 года, жители живописного приморского города Сямэнь в южно-китайской провинции Фуцзянь устроили мирную акцию протеста против строительства крупной химической фабрики, после того как местный ученый-химик, академик Академии наук Китая Чжао Юйфэнь обратилась в местные органы власти, указав на существующий риск загрязнения окружающей среды.

После того как обращение было опубликовано, местные жители и владельцы недвижимости начали выражать свое неодобрение в связи с возможным ухудшением экологической ситуации в Интернете и СМС-сообщениях. В итоге правительство свернуло строительство и перенесло объект на большое расстояние от Сямэня.

Данный инцидент отчетливо показал усиливающуюся роль среднего класса в китайском обществе. "Наньфан чжоумо" - наиболее популярное либеральное еженедельное издание Китая назвало это событие "краеугольным камнем построения гражданского общества в Китае".

Что касается среднего класса, реальная политика все еще далека от него. Для Эрика Вана, политическое участие означает лишь предоставление консультаций своему боссу. Но он стремится к большему. "Когда-нибудь, когда у среднего класса будет больше экономических ресурсов, его политический статус также возрастет",-- резюмирует Эрик. -0-

реконмендовать другому
  печать